Книги, которые повлияли на нас


В своё время в Сети проходил флэш-моб по поводу десятки книг, которые повлияли на нас. Если честно, то для меня сам этот вопрос звучит дико: как можно в нашем безбрежном мире выделить десять книг? Это тогда, когда уже опубликован не один десяток тысяч названий, и каждый год продолжают публиковаться сотни, а то и тысячи новых. Это же целое море-Окиян!

Впрочем, не о том речь. Всегда можно найти особую книгу: либо любимую, либо ту, которая «перепахала» (с) вас. Обычно, когда мне задают вопрос о любимой книге, я отшучиваюсь, называя «Азбуку»: как ни как, а благодаря ей, я научился читать и открыл для себя волшебный мир. Если же говорить о книге, которая по-настоящему изменила моё отношение к истории, – это, без всякого сомнения, будет «Ледокол» Виктора Суворова.

13
Наверное, после такого признания в мою сторону полетят арбузные корки и послышаться матерные ругательства, но, как из песни слов не выбросишь, так и тут: против правды не попрёшь. Оправдываться не буду, но пояснить, что к чему, поясню.

«Ледокол», равно как и «День “М”», я читал дважды. Впервые эти книги попали ко мне году так в 1993-ем: взял у соседей, почитал – и было резкое неприятие. Впечатление, будто испачкался в чём-то. Но прошло время, и в 1997-ом году я снова увидел их (опять же – парой) – теперь уже на книжном рынке. Увидел – и купил. Прочитал и... внезапно не ощутил никакого отторжения. Наоборот, передо мной открылся неизвестный ранее мир Второй Мировой войны.

В Союзе оно ведь как было: всё чинно-благородно – тексты с красивыми картами, ссылками на архивы. Но чуток копни, и ты не сложишь из массы осколков целого паззла. Тут есть циферка за 1941-ый год, там – за 1942-ой, здесь за 1944-ый, а общая картинка не складывается. И вообще, глядя из сегодняшнего дня, понимаешь, что та война для советских военных историков была предметом не изучения, а поклонения. Оттого и была серой и неинтересной для неподготовленного читателя.

Суворов же изложил некоторые моменты Второй Мировой сочно, в ярких красках. Масса людей, которым до того не было никакого дела до военной истории, взахлёб читали его опусы. Затем, стремясь узнать больше, переключались на другие книги и иных авторов по теме и, в конечном итоге, отходили от идей Суворова. Но главное-то было в другом: читатели влюблялись в историю Второй Мировой войны на всю жизнь. «Коготок увяз – всей птичке пропасть» (с).

Собственно, за то я и благодарен Виктору Суворову: за то, что он пробудил интерес к теме у массы людей, заразил их своей любовью. А книги его люблю за нестандартный подход. Конечно, на поверку выходит, что 90% всех его утверждений – это пустое сотрясание воздуха и марание бумаги, но оставшиеся 10% порой вызывают пропасть интересных мыслей.

Первая публикация осуществлена тут.


Комментарии 0


Моя страницаНастройкиВыход
Отмена Подтверждаю
100%
Отмена Подтверждаю
Отмена Подтверждаю