«Jenny Marx. La Femme du Diable». Часть 9-ая


Окончание рецензии. Предыдущая часть тут.

Группа 3-я. Женихомуж и его друзья (Окончание).

Итак, в сцене, посвящённой данному периоду жизни Карла Маркса и, соответственно, его супруги, в кабинет к Фердинанду фон Вестфален приходит Вильгельм Штибер (почему-то через потайную дверь, замаскированную под книжный стеллаж, сам же хозяин кабинета испуганно озирается по сторонам, прежде чем впустить в комнату гостя) и огорчает господина бывшего министра (да, именно так: будущий, с декабря 1850-го года, министр уже успел, в 1848-ом году, стать бывшим!) известием о том, что газета, которую затеял Маркс в Кёльне, имеет 20 тысяч подписчиков, причём все они – из числа жителей этого города. «Ну и что тут такого, кроме разве что известного анахронизма с героями сцены?» – спросит удивлённый читатель.
11
Всё дело в том, что этого не могло быть, потому что не могло быть в принципе! Для Пруссии, да и для всей прочей континентальной Европы середины XIX-го столетия (разве что кроме Франции) характерны тиражи ежедневных газет в 2 – 2,5 тысячи экземпляров. Только выдающиеся издания перешагивали черту в 3 – 5 тысяч подписчиков, хотя и не могли надеяться на достижение фигурирующего в фильме тиража. Так, например, ведущая ежедневная политическая газета Германии аугсбургская «Allgemeine Zeitung» издавалась в 1840-ом году тиражом в 9 (в начале года) – 10 (в конце года) тысяч экземпляров, а мега-популярная рейнская газета «Kölnische Zeitung», которая de facto была общенациональным изданием и претендовала на лавры прусской «Times», имела в 1842-ом году 8.300 подписчиков! Лишь в начале 1860-х годах берлинская «Volks-Zeitung» смогла достичь и перешагнуть упомянутый в фильме рубеж (22 тыс. экземпляров).

На фоне этих медийных монстров газеты, которыми руководил Маркс, находились на ступеньку ниже. Впрочем, нельзя не признать: Карлу на поприще главного редактора сперва «Rheinische Zeitung für Politik, Handel und Gewerbe» (1842 – 1843 годы), а затем и «Neue Rheinische Zeitung. Organ der Demokratie» (1848 – 1849 годы) действительно удалось совершить невозможное. Напомню читателям: газета «Rheinische Zeitung», с которой началась редакторская карьера Маркса (до этой работы ему случалось публиковать свои статьи в других изданиях, например, в «Deutsche Jahrbucher für Wissenschaft und Kunst», издававшейся Арнольдом Руге, но в этих случаях он выступал лишь в роли журналиста-фрилансера; работа же в «Rheinische Zeitung» стала одной из немногих в его жизни работ, на которых он трудился в качестве наёмного служащего с фиксированным окладом), была выкуплена предприимчивыми дельцами Кёльна у прежнего хозяина (ранее она издавалась под титлом «Rheinischen Allgemeinen Zeitung») и начала выходить с 1-го января 1842 года, взяв на себя роль либерального рупора промышленных и торговых кругов Рейнской провинции. Журналисты, которых учредителям удалось привлечь к сотрудничеству, публикацией своих материалов способствовали бурному росту популярности издания: если к моменту выхода первого номера газеты число её подписчиков составляло всего лишь 400 человек, то уже в августе 1842-года тираж исчислялся 885 экземплярами, а к январю 1843 года, в том числе и благодаря руководству Маркса, произошёл беспрецедентный для немецких средств массовой информации той эпохи рост числа подписчиков до 3,4 тыс. человек!

11
Знаменитый т.н. красный номер «Neue Rheinische Zeitung»
от 19-го мая 1849 года с «Прощальным словом» авторства
Германа Фердинанда Фрейлиграта
Второй опыт издания Марксом газеты на территории Пруссии относится к лету 1848 – весне 1849 гг. и несколькими грубыми мазками обозначен в фильме. Собственно говоря, с началом революции в Германии Маркс, приняв решение вернуться в Рейнланд, не планировал издавать газету: ехал он сугубо с подрывными целями разворачивания на территории промышленно развитой прусской провинции нелегальной организации «Союз коммунистов». Однако, оказавшись в Кёльне и осмотревшись, он понял, что газета – это именно тот инструмент, который ему нужен для достижения поставленных целей. Тем более, что кёльнские демократы вкупе с некоторыми членами местной ячейки «Союза коммунистов» как раз решили организовать издание печатного органа локального масштаба. По воспоминаниям Энгельса, буквально в 24 часа Маркс перевернул ситуацию с ног на голову, поставив ещё находившуюся на стадии проекта газету под свой контроль.

Маркс и Энгельс приехали в Кёльн 11-го апреля 1848-го года. Газету они планировали запустить с 1-го июля. Однако развивавшаяся с быстротой экспресса политическая ситуация в Германии требовала либо отойти в сторону и пропустить всё самое интересное, либо плюнуть на обозначенные ранее сроки и, выхватив из ножен саблю, с криком «Банзай!» ринуться в гущу событий, попытавшись наловить рыбы в мутной воде революции. Естественно поэтому, что Маркс выбрал второй вариант: первый номер газеты, названной в честь его первого детища «Neue Rheinische Zeitung. Organ der Demokratie», вышел уже 1-го июня 1848 года.

Надо сказать, что, несмотря на преждевременный запуск издания, Марксу удалось избежать многих «детских болезней» газеты. Во многом, это было результатом его бурной деятельности по подготовке выпуска «Neue Rheinische Zeitung»: проведённые загодя переговоры позволили ему привлечь к работе в газете авторов из различных уголков Европы, что в реалиях середины XIX столетия гарантировало изданию регулярное получение разнообразной и достоверной информации. Карл даже добился формального согласия Пьера Жозефа Прудона, с которым к тому времени был на ножах (во многом благодаря самому же Марксу, издавшему летом 1847-го года едкую отповедь на работу Прудона «Философия нищеты» – «Нищета философии. Ответ на «Философию нищеты» г-на Прудона»), на сотрудничество с «Neue Rheinische Zeitung». Правда, тот обставил его таким количеством условий, что фактически перечеркнул какую-либо возможность совместной работы с Марксом.

В конечном итоге, все эти предварительные шаги вместе с дальнейшим эффективным управлением газетой позволили ей добиться знатных результатов. Правда, уже после выхода первого номера добрая половина акционеров, по воспоминаниям Фридриха Энгельса, покинули издание, будучи напуганными радикальным курсом, взятым редакцией газеты. Однако это не только не помешало развитию этого персонального рупора Карла Маркса (хотя «Neue Rheinische Zeitung» считалась органом «Союза коммунистов», de facto тон ей задавал один-единственный человек: «Конституция редакции сводилась просто к диктатуре Маркса»), а, скорее, даже пошло ему на пользу: уже к 1-му сентября 1848-го года, т.е. через три месяца после начала издания газеты, число её подписчиков выросло до почти 5 тыс. человек. С введением в Кёльне осадного положения выпуск газеты был прекращён, а затем, возобновив его в середине октября 1848-го года, «Neue Rheinische Zeitung» наверстала упущенное, доведя свой ежедневный тираж к моменту закрытия в мае 1849-го года до 6 тыс. экземпляров. Успех был налицо.


Comments 0


My pageSettingsLogout
Cancel Confirm
100%
Cancel Confirm
Cancel Confirm