«Jenny Marx. La Femme du Diable». Часть 6-ая


Продолжение рецензии. Предыдущая часть тут.

Поговорив о взгляде сверху и даже чуть-чуть посмотрев снизу с одного боку, давайте добьём фрау Маркс бросим взгляд на фильму с иного боку, ибо моя рецензия уже изрядно подзатянулась и грозит перерасти в цельный цикл, чего делать, разумеется, не стоит.
11

Группа 3-я. Женихомуж и его друзья (Начало).

Какой фильм о Женни Маркс или Фридрихе Энгельсе обойдётся без Карла Маркса? Правильно, никакой. Как уже было написано в этой рецензии, хотя Мишель Вин сотоварищи и прокукарекали о том, что снимают ленту о супружнице отца-основателя марксизма, по факту зрители получили очередной пересказ жизни супруга, а не его жены. Ну и, как водится, пересказ этот получился никудышным не только в части биографии госпожи Маркс, но и в отношении самого господина Маркса.

Быть может, кому-то из читателей (ежели этот разбор вообще кто-то читает, а то у меня создаётся впечатление, что пан Гридь, аки старый английский лорд, блуждает в халате и тапочках с зажжённой свечой по гулким коридорам своего родового замка) даже покажется, что все мои реплики суть простые придирки к мелким неточностям большого художника. Дескать, в главном-то он прав! Но позвольте: в основном, так сказать, в главном мы все люди-человеки – у каждого из нас по две руки, по две ноги и по голове, а все различия – они в мелочах и частностях. Как говорится, «дьявол – в мелочах, а Бог – в деталях» (с).

11
Венцислав Кисёв и Рената Блюме в фильме "Карл Маркс. Молодые годы".
Как по мне, лучшее киновоплощение Женни фон Вестфален
В этом смысле у авторов фильма на выходе получается какой-то даже не альтернативный, а, я бы сказал, перпендикулярный текущей реальности Карл Маркс: гуляка, пьяница и бабник – классический студент начала Нового времени, каким его принято было изображать. А если копнуть факты, посмотреть на все эти нюансы и частности, то на свет Божий выходит совсем иная персона. Это я говорю вам, как убеждённый противник всего того, что вышло из шинели сюртука Маркса в ХХ-ом столетии. Вот вам простой пример. Первое появление Маркса в кинокартине – это его дуэль зимой 1836-го на какой-то запорошенной снегом поляне (морозное утро, пистолеты, цилиндры на головах: ни дать, ни взять – не то Пушкин, не то Дантес, кои, кстати говоря, почти тогда же стрелялись на Чёрной речке): сделав каждый свой выстрел, дуэлянты садятся в один и тот же экипаж и уезжают в номера – танцевать барышень. Чуть позже, уже в сцене, рассказывающей о бурной жизни политического эмигранты в Брюсселе, остепенившийся Маркс показан этаким букой, книжным червём: перо – вот моя винтовка! В итоге у зрителя формируется представление о Мавре, как о гуляке, который может по дурости подставить голову под пистолетную пулю, а больший гражданский поступок, на который он способен, – это тиснуть в какой-нибудь газетёнке оппозиционную статейку. Увы, но такой образ ошибочен. Причём сразу в двух моментах.

Во-первых, если мы посмотрим на студенческую юность Карла Маркса, то при всей её бесшабашности она была наполнена своим смыслом. Да, начиная с зимнего семестра 1838/39 гг. и вплоть до окончания Берлинского университета в 1841-ом году, Маркс прослушал всего лишь три курса: «Наследственное право» г-на профессора Рудольфа, «Исайя» г-на лиценциата Бауэра и «Еврипид» г-на доктора Гепперта. Три курса за пять семестров!!! Причём в зимний семестр 1839/40 гг. и летний семестр 1840 г. Маркс вообще не записался ни на одну лекцию! А чем же, спросите вы, он тогда занимался?

Ежели любопытствующий читатель с этим вопросом окунётся в омут всезнающего Интернета, он почти наверняка получит лаконичный ответ: пил, гулял и волочился за дамами почти так же, как это было показано в небольшом фрагменте рецензируемого фильма. Если читателю повезёт, то он получит даже расширенный ответ с массой пикантных подробностей. Но всё это будет чистой воды выдумкой. На самом деле тот компромат на Маркса-младшего студенческого периода его жизни, коий нам известен, касается его обучения на первом курсе Рейнского университета имени Фридриха Вильгельма в Бонне. Поступив туда осенью 1835-го года, Карл уже осенью следующего, 1836-го, года перевёлся в Берлинский университет. Причём перешёл он с позволения и по настоянию отца.

11
Запись о заключении Карла Маркса в карцер Рейнского университета имени Фридриха Вильгельма в Бонне
Генрих Маркс был прекрасно осведомлён об образе жизни сына в Бонне, и его не устраивало две вещи: то, что Карл постоянно разбрасывался, постоянно менял точку приложения своих усилий, и те истории, в которые он там попадал. Первая проблема будет преследовать Мавра все годы обучения его в университете. Сперва он стремится к получению юридического образования, дабы продолжить стезю отца, затем вознамеривается получить известность, как поэт, писатель и драматург – пишет массу стихов (знатоки утверждают, что стихи были так себе, хотя Женни фон Вестфален, которой они в своей массе и адресовались, по вполне понятным причинам трепетно к ним относилась и хранила всю жизнь, а когда её благоверный, годы спустя, вознамерился сжечь плоды трудов своих, очевидно реалистично оценивая их качество, послала Карла куда подальше), начинает, но затем бросает писать роман и т.п. Что же до второй претензии, то, в общем и целом, она основывается на двух документально зафиксированных случаях. Первый случай – это посадка Маркса на день в университетский карцер, как говорилось в выпускном свидетельстве Боннского университета, «за то, что в ночное время он, в состоянии опьянения, произвёл шум, нарушив покой». Кроме того, как отмечалось там же, «позже на него было донесено, что он в Кёльне носил запрещённое оружие».


Комментарии 0


Моя страницаНастройкиВыход
Отмена Подтверждаю
100%
Отмена Подтверждаю
Отмена Подтверждаю